ИРИНА БЕКЕШКИНА: «НАСТОЯЩАЯ СОЦИОЛОГИЯ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ПРОДАЖНОЙ, ИНАЧЕ ЕЕ НЕ КУПЯТ»

25 червня 2007

 

 

Беседовал Алексей Петруня


Социология, как и статистика, знает все. К результатам социсследований прислушиваются и политики, и рядовые люди. Роль социологии особенно возрастает в период подготовки и проведения избирательных кампаний, когда ее используют как инструмент, чтобы узнать или скрыть правду. О том, чего же нам всем ждать от нее в ближайшее время, беседуем с одним из ведущих отечественных социологов и руководителей Фонда «Демократические инициативы» Ириной Бекешкиной.

 

СЕРЬЕЗНОЕ ГРЕХОПАДЕНИЕ

— Скажу сразу, пока у нашего фонда данных социологических исследований нет. Мы только запускаем сразу два опроса. Но уже можно сделать косвенный вывод, что наши партнеры считают, что выборы все-таки состоятся. Ведь «Демократические инициативы» работают по грантам.

Наши опросы будут принципиально отличаться от проводимых социологическими службами, причем не по результатам, а по цели и назначению. Поэтому я хотела бы, прежде всего, поговорить о роли социологии в избирательной кампании и о том, что нас в ближайшее время ожидает.

Во-первых, любой учебник по избирательным кампаниям скажет вам, что в их истории были два фактора, которые радикально изменили лицо избирательных кампаний. Это телевидение и эмпирические исследования, которые позволяют держать руку на пульсе избирательных кампаний и видеть эти самые злополучные рейтинги.

Если социологические измерения не соответствуют реальным результатам выборов, то возникает вопрос, правильна ли методика, но, в отличие от Украины, не возникают вопросы о качестве работы избирательной комиссии, о фальсификациях, о том, что социология продажна и так далее. Такого на развитых рынках Запада просто нет. Это просто невозможно. Потому что это рынок.

Что касается Украины, могу утверждать, что до 2004 года у нас не было таких серьезных грехопадений. Именно тогда рухнули все аргументы, на которых базировалась главная идея социологии о том, что она не может быть продажной, потому что она не будет продаваться, ее никто не купит.

МЯСО И ПАМПЕРСЫ

— Но, как показывает практика, есть спрос и на такой товар.

— Да, ожидать того, что сами по себе рыночные принципы что-то изменят, не приходится. Ведь покупают у нас и мясо с земли, потому что дешевле, покупают и дешевую обувь, которая после первой же носки разваливается, покупают даже памперсы, которые не впитывают. То есть на любой товар есть покупатель.

— А если ближе к социологии, что можно ожидать от результатов опросов?

— В первую очередь то, что результаты будут, мягко говоря, несколько подправлены. Второе, — это уже ноу-хау последних выборов — когда появляется много-много неизвестных фирм и компаний, которые никогда не существовали, но, тем не менее, тоже выступают с результатами опросов. Это уже проблема не социологов, а СМИ. Средства массовой информации у нас тоже специфический рынок, там тоже есть свои мясо с земли и памперсы, которые не впитывают. И это тоже все продается. К сожалению, ситуация в Украине, где товаром в принципе становятся не только, скажем, мясо и памперсы, но и данные социологических опросов, позволяет ожидать чего угодно.

— А кто же все-таки будет извращать данные?

— Думаю, серьезные кампании этим заниматься не будут. Или, во всяком случае, это будет настолько дорого стоить, что не будет смысла этим заниматься. К тому же социологи уже доказали, что их данные не очень влияют на электорат, но, как правильно в свое время заметил Дмитрий Выдрин, очень влияют на спонсоров. Поэтому в значительной мере это все-таки расчет на спонсоров. И крупные компании, которые в основном работают на фонды, они на это не пойдут, потому что им надо жить и дальше. Поэтому на эти данные можно ориентироваться. К тому же солидные компании показывают приблизительную однородность в результатах исследований. Если вы замечаете, что кто-то очень сильно выбивается в какую-то сторону, то можно сразу понять, на кого этот кто-то работает.

СИЛА НЕОПРЕДЕЛИВШИХСЯ

— Это все же немного расплывчато. А что вы можете сказать о текущих раскладах?

— Я сознательно избегаю конкретных цифр, потому что мне кажется, что пока не будет окончательных списков, говорить о каких-то раскладах преждевременно. Ведь мы до сих пор не знаем, какие партии пойдут на выборы, пойдут ли они самостоятельно или в блоках, какие маленькие партии будут участвовать. Да, они смогут набрать 0,1—0,3 процента. Но при нынешних раскладах это не мало.

И еще что важно. Когда прикидывают количество мест, которое могут получить коалиция или оппозиция, и считают их по полученным процентам — это в корне неправильно. Потому что всегда есть те, кто не определился, кто затрудняется сказать. И они разные в разных регионах. Как показали выборы 2006 года, таких затрудняющихся сказать все же больше в западных регионах. По той простой причине, что, скажем, если восточные регионы определились с Партией регионов и никаких гвоздей, то в западных, грубо говоря, старая дилемма «Витя или Юля» стоит достаточно остро. А кого они выберут, будет зависеть от многих факторов. Списки в данном случае тоже очень важны. Люди ведь голосуют за личности. Будет ли, скажем, Ивченко в списке «Нашей Украины» или нет? Это достаточно важно. То есть, если будет, то, думаю, это минус два процента, как минимум.

— А если его запрячут куда-нибудь подальше в список?

— Это не спасает. И в этом случае найдется тот, кто объяснит, кто такой Ивченко. Более того, объяснять при заключении акта о ненападении будут виртуальные маленькие партии, которые сами-то ничего в избирательной кампании не возьмут, но будут свободны в высказываниях. И свободно объяснят, кто такой Ивченко с его «мерседесами» и «снегурочками», кто такой, например, Губский или кто-то там еще. Кого поставят в списки — это важно, и сейчас мы этого не знаем.

— А от чего в первую очередь зависит успехов выборов для той или иной политической силы?

— От того, образно говоря, чьих больше пойдет на выборы. И, во-вторых, где больше удастся накидать за тех, кто не пойдет.

— А чьи наиболее активны сейчас и будут активнее в день выборов?

— Сейчас активнее, несомненно, сторонники коалиции, прежде всего Партии регионов. Это неудивительно, ибо они считают себя обделенными, так как досрочные выборы отнимают у них спокойную уверенность в своей власти. Но как будет в день выборов, сейчас прогнозировать трудно. После 2004 года как установились в стране два поля — помаранчевое и бело-голубое, — так они и не смешиваются. Разные процессы происходят внутри этих полей. Ну, там перераспределение от БЮТ к «Нашей Украине». Кто-то там отщипнул от «Нашей Украины», кто-то может еще немного взять. Вот от того, сколько их, кто может немного взять, во многом зависят расклады. Начнут они по 0,2 откусывать, и это уже будет влиять. И ведь что характерно, этих маленьких гетманчиков гораздо больше на помаранчевом поле. Потому что на противоположном из тех, кто может серьезно откусить, только Витренко. А достаточно незначительных игроков тут просто подберут. Поэтому эти поля не смешиваются.

Более того, помаранчевое поле по своим возможностям несколько больше. Это показали и президентские выборы 2004 года, это подтвердили парламентские выборы 2006 года. Вот, скажем, 72 процента избирателей Социалистической партии на выборах 2006 года голосовали за Виктора Ющенко в первом туре президентских выборов 2004 года и хотели создания коалиции именно в составе СПУ, НУ и БЮТ. И только десять процентов хотели объединения с Партией регионов.

— А чем будут отличаться ваши опросы от других? Они ведь не будут независимыми, они будут такими же, как и другие, заказными?

— Все социологические исследования заказные, потому что их все кто-то заказывает. И, конечно же, платит. Ибо работают сотни интервьюеров, а им всем нужно платить.

Вопрос в другом. В отличие от Запада, где тоже постоянно появляются данные социологических исследований, где эти исследования заказывают сами средства массовой информации, у нас СМИ ничего не заказывают, а «кушают», что им дают. А кто заказывает? В первую очередь, партии. Причем, подчеркну, то, что заказывают партии — это совсем не обязательно какая-то «заказуха» в нашем понимании. Они могут использовать объективную информацию, но дозированную, выборочную. Когда им выгодно, они дают результаты, когда нет — не дают. Вот и все.

Заказывают также различные фонды. Им это нужно для вычисления различных рисков, связанных с выборами и с возможной сменой власти.
 

Інші новини


Початок   Попередня сторінка   1   2   3   4   5   Наступна сторінка   Кінець
^ Вгору